Выступление поэта Игоря Губермана
в клубе «Открытая Россия»

В клубе «Открытая Россия» в Лондоне прошла встреча с поэтом Игорем Губерманом. Мы публикуем расшифровку этой встречи — должно же быть в нашей жизни что-то светлое и прекрасное. Но предупреждаем: если вы не готовы принять великий и могучий русский язык во всех его ярких проявлениях или считаете, что вашим детям достаточно знать его урезанный вариант, то уберите себя и детей от монитора.

 
 
 

Добрый вечер, друзья! Спасибо, что пришли сюда. Надеюсь, что вы действительно получите удовольствие. Я как-то в Москве от целой семьи получил записку, они написали: «Спасибо вам. Мы каждый раз с огромной радостью уходим с вашего концерта». Вы знаете, я очень люблю во всех религиях традицию начинать всякое серьезное действо с молитвы. Я с молитвы и начну, но так как я еврейский, так сказать, выкидыш, то я свою молитву написал в волоколамской тюрьме в восьмидесятые годы:

Благодарю тебя, Создатель, 
Что сшит не юбочно, а брючно, 
Что многих дам я был приятель, 
Но уходил благополучно.

Благодарю тебя, Творец,
За то, что думать стал я рано,
За то, что к водке огурец
Ты посылал мне постоянно.

Благодарю Тебя, Всевышний, 
За все, к чему я привязался, 
За то, что я ни разу лишний 
В кругу друзей не оказался.

И за тюрьму благодарю, 
Она во благо мне явилась, 
Она разбила жизнь мою 
На разных две, что тоже милость. 

И одному Тебе спасибо, 
Что держишь меру тьмы и света, 
Что в мире дьявольски красиво, 
И мне доступно видеть это.

Ну вот, я вам буду читать старые стишки, новые стишки. Знаете, я начну с грустных. Я уверен, что здесь человек десять, как минимум, пишут стихи, и они знают, что если начал новый цикл или новую книжку с грустного стиха, то так все и пойдет грустное. А вот свою прошлую книжку начал с такого грустного стишка:

Нынче бледный вид у Вани, 
Зря ходил он мыться в баньку, 
Потому что там по пьяни 
Оторвали Ваньке встаньку.

 

И вся книжка про грустное очень. Я вам сейчас оттуда почитаю стишки и вы увидите, как опасно начинать с грустного стишка.

При хорошей душевной погоде 
В мире все гармонично вполне. 
Я люблю отдыхать на природе, 
А она отдохнула на мне. 

На кепку мне упал комок, 
И капля тронула ресницы: 
Не все, что с неба, шлет нам Бог — 
Довольно много шлют и птицы. 

Вовлекаясь во множество дел, 
Не мечись, как по джунглям ботаник, 
Не горюй, что не всюду успел, 
Может, ты опоздал на «Титаник». 

Русь воспитывала души не спеша, 
То была сурова с ними, то нежна. 
И в особенности русская душа 
У еврея прихотлива и сложна.

Когда к нам денежки с небес
Летят, валясь у изголовья,
То их, конечно, шлет нам бес,
Дай бог и впредь ему здоровья.

Дебаты, диспуты, баталии
Текут бесплодно и похоже.
А жены стали шире в талии,
А девки стали брать дороже.

Нынче книгу врача я листал,
Там идея цвела, словно роза.
Наши чувства, что совесть чиста, —
Верный признак начала склероза.

Любил я книги, выпивку и женщин
И большего у бога не просил.
Теперь азарт мой возрастом уменьшен,
Теперь уже на книги нету сил.

Пришла ко мне повадка пожилая,
Которую никак уже не спрячу:
Актерскую игру переживая,
В театре я то пукаю, то плачу.

Доволен я сполна своей судьбой:
И старюсь я красиво, слава богу,
И девушки бросаются гурьбой
Меня перевести через дорогу.

Я храню еще облик достойный,
Но, по сути, я выцвел уже.
Испарился мой дух беспокойный,
И увяли мои «фаберже».

Душе моей пора домой,
В ней высох жизни клей,
А даже дух высокий мой
Остоебенел ей.

Вот такие грустные стишки я вам буду читать, уж извините. Теперь я должен сделать два предупреждения, которые я тупо и усердно делаю 25 лет, с тех пор как начал забывать стишки. Я даже не извиняюсь перед теми, кто, может быть, случайно у меня на концерте бывал, потому что вы наверняка забыли, а я просто не люблю недоумевающих глаз у зрителей. Первое предупреждение относится к тому, что у меня в стихах попадаются крылатые строчки из русской классики. Я вам сейчас почитаю примеры такой игры с классиками, и вы уже не будете удивляться, слыша раскaвыченные цитаты. Стишки, написанные с Некрасовым:

Ведь любой, от восторга дурея, 
Сам упал бы в кольцо твоих рук. 
Что ж ты жадно глядишь на еврея 
В стороне от веселых подруг? 

Он даму держал на коленях, 
И тяжко дышалось ему. 
Есть женщины в русских селеньях — 
Не по плечу одному.

 

Но думаю, двустишия, написанные с Некрасовым, вы наверняка слышали в детском саду или в яслях: 

В лесу раздавался топор дровосека, 
Мужик топором отгонял гомосека.

 

А несколько лет назад я был в Одессе. Там есть замечательный поэт Михаил Векслер. Молодой, лет сорока, наверное. Он издал свою первую книжку стихов, подарил мне. Я ее стал листать и наткнулся на двустишие — я позеленел от зависти. Вот какое двустишие он сделал на строчки Некрасова:

Войдет ли в горящую избу 
Рахиль Исааковна Гинсбург?

 

(23)

# # # # # # # # # # #

Январь 31, 2016